Наш обед в индийской кафешке у дороги

Наш обед в индийской кафешке у дороги

На дорогах все сигналят, постоянно, почти непрерывно слышен гул бибикалок и тромбонов. Все это делается настойчиво и оглушительно, но без агрессии, это как само собой разумеющееся. Глухому водителю нечего делать в Индии – через звуки тут происходит вся коммуникация на дороге, даже больше, чем через визуальное восприятие.
В машинах люди едут с семьями, и зачастую на пассажирском сиденье сидит супруга с маленьким ребенком. Что еще примечательнее, так это то, что также женщины с детьми сидят позади мужа на мотоцикле, и в том числе в мусульманском облачении, в бурке, с прорезью между глаз.

Мы хотели приобрести сим-карту, но Радха-Раман пояснил, что это неразумно делать в Дели – в Ришикеше будет действовать роуминг. А если купить в Ришикеше, то в Уттар Прадеше, где мы будем находиться во Вриндаване – можно звонить без роуминга. Чудеса!

Радха Раман говорит, что в Дели живут миллионы заезжих без регистрации. По его словам, тут в дополнении к натуральным 14 миллионам еще 20 миллионов иммигрантов – из Шри Ланки, с Бангладеша, с Тибета.

Приезжают, живут себе без документов, не желают регистрироваться. Индия – свободная страна.

В Дели очень развит метрополитен. Многие предпочитают его личному автотранспорту – избегают таким образом пробок.

Радха Раман рассказывал, что недавно он преподавал санскрит в ИСККОНовском храме в Сиднее, где проживает его супруга.

Здесь, в Дели, живет множество бездомных собак.

От Агры до Вриндавана – 65 км. Британцы захватили много драгоценностей из дворцов Агры и перевезли в свои музеи. Корона самой Мумтаз Махал, в чью честь было воздвигнуто самое красивое здание в мире, находится у королевы Елизаветы и является символом власти.

Проезжаем мимо так называемых Ворот Индии – India’s Gates. Величественное сооружение.

Пандит говорит, что в Ришикеш люди приезжают, чтобы заниматься йогой.

В горах, в конечной точке нашего путешествия, коровы с недоверием относятся к западным людям, они интуитивно чувствуют, что те едят или раньше ели, мясо, в том числе говядину. Поэтому важно кормить коров, чтобы они почувствовали к тебе расположение.

Наш обед в индийской кафешке у дороги

Наш обед в индийской кафешке у дороги

В Индии не меняются часовые пояса, зимой и летом – одно и то же время.

Поговорили о названии Индия. Радха Раман: Британцы давали эти названия – Индустан, Пакистан. Монгольские люди назвали страну – Индия.

Я еще слышал, что название Индия было дано Александром Македонским, по названию реки Инд.

На дорогах все сигналят, постоянно, почти непрерывно слышен гул бибикалок и тромбонов. Все это делается настойчиво и оглушительно, но без агрессии, это как само собой разумеющееся. Глухому водителю нечего делать в

Индии – через звуки тут происходит вся коммуникация на дороге, даже больше, чем через визуальное восприятие.

В машинах люди едут с семьями, и зачастую на пассажирском сиденье сидит супруга с маленьким ребенком. Что еще примечательнее, так это то, что также женщины с детьми сидят позади мужа на мотоцикле, и в том числе в мусульманском облачении, в бурке, с прорезью между глаз.

Ой! На индийских дорогах...

Ой! На индийских дорогах…

На перекрестках к машинам подбегают разные попрошайки и торговцы. Вот один торговец подушками (подобных тем, что нам выдавали в самолете во время рейса), — как только он заметил, что я обратил на него внимание, сразу расплылся в широкой улыбке, начал заискивающе смотреть в мою сторону, как кокетливая женщина, играть бровями, и направился в мою сторону. Я быстро воспользовался стеклоподъемником. Подушка мне точно не нужна.

Радха Раман говорит, что люди из Пенджаба, которые нам встречаются на дороге – невежливая, даже грубая нация, но они хорошие воины, и много раз вставали на защиту Индии.

Медная посуда – лучше, чем серебряная. Так сказал наш проводник.

Нашего водителя зовут Аджай, это означает «победитель». Я тут же набросал на бумажке его имя местным шрифтом деванагари. Наш сопровождающий восхищен, показывает мои каракули водителю: «Он может писать на хинди!»

Вдоль дорог много стендов с фруктами. Большие зеленоватые плоды — это гуава. Интересно попробовать настоящий вкус фруктов, которые приезжают в Украину лишь в замороженном, безвкусном состоянии.

На оживленной дороге сразу на обочине, не стесняясь, стоят двое и справляют малую нужду. Мда, пора заново привыкать к этим неприглядным индийским обычаям. Действует следующий принцип: «Что естественно, то не безобразно». Это касается и мужчин, и женщин, и на первый взгляд выглядит гадко. На второй взгляд – тоже. А уличные туалеты – в таком состоянии, что не поддается описанию.

Наш друг перебрасывается с водителем несколькими фразами. «Это язык ты не поймешь, у нас горный диалект, что-то вроде тибетского горного наречья».

Тут же мне дали несколько слов. Swaraj – это независимое государство, популярное слово для Индии со времен Ганди.

Calak – это водитель. Учитывая, что ему постоянно говорят – «Чало-чало» — «Езжай!» или «Трогай!», то чалак – самое оно для его обозначения.

В Ришикеше нужно думать только о позитивном, ведь в этом городе исполняются желания. Хорошие мысли – хорошие результаты.

Проезжаем поле с сахарным тростником – называется ganna (gauna?).

Люди переходят дорогу совершенно спокойно, лезут практически под колеса, не смотрят по сторонам. Шарахаются в последний момент, когда у них над ухом прокричит клаксон. «Это то, что я называю Blow Horn трафик», — улыбается Радха Раман. Как по мне, так люди просто проверяют свою карму – не настал ли уже их последний час. «Ах, нет, не настал. Пожалуй, еще поживу». Думаю, что они мыслят примерно так. Или вообще на своей волне, и все им по барабану. В том числе их жизнь.

Кроме проверяющих свою карму пешеходов, участниками дорожного движения (скорее, дорожного хаоса) являются:
• Грузовики времен Первой мировой войны (так они выглядят, и судя по пыли, царапинам и фактуре, с тех пор их никто не мыл и не ремонтировал). Они расписаны веселыми красками всех цветов радуги и иногда даже украшены праздничными огнями, как елки на колесах. Едут невзирая ни на что, дорогу не уступают. Некоторые из них – длиннющие исполины, настоящая гроза дорог. Прямо не грузовик, а ГРОЗовик.
• Легковые машины. Со времен моей последней поездки в 1997 году машины стали более современными. Во многих машинах едут большие семьи.
• Мотоциклы. Нередко едут по двое, по трое на одном сиденье. И с маленькими детьми.
• Строительные машины старинных конструкций, допотопных. Тут, наверное, говорят: «это было построено еще до Ману», как у нас ссылались бы на Ноя. Ману – индийский Ной, тоже выжил после потопа. Уровень чистоты этих машин такой же: «Танки грязи не боятся».
• Невозмутимые велосипедисты. Ну эти-то куда со своими байками в такую заворушку? Точно карму свою проверяют.
• Туктуки – вариант общественного транспорта. Это халабудки на инвалидных колесиках с моторчиком. В салоне – три-пять мест. По индийским традициям, это нормальная площадь для езды 15-20 человек. Используется весь периметр транспортного средства, включая перила, крышу, заднюю подножку. То, как едут люди, можно сравнить с гроздью бананов очень плодоносящей пальмы. Подвешены со всех боков, а внутри утрамбованы так, что такой конфигурации могут позавидовать фасовщики сельди во Владивостоке.

В 15-00 мы делаем первый привал. Позади – три часа езды. Пора перекусить.

Цены на первый взгляд не такие и маленькие, как можно было бы предположить, но величина порций с лихвой компенсирует их. Так, панир стоит 120 рупий, это два доллара. Сабджи – 60 рупий, мы также взяли рис басмати (тут он невероятно длинный и рассыпчатый, каждая рисинка особняком), чапати, дал, чай с молоком.

Тут же рядом сидит большая компания – солдаты с ружьями и в форме. Все тихо, мирно, никого не трогают. Обедают.

Но сортир – о мама мия, как после обстрела. Весь какой-то в выбоинах, везде мухи и грязь. Очень типично для Индии. Даже чтобы зайти сюда, нужно мысленно отключить всю свою брезгливость и представления о цивилизованности. К счастью, у Радха Рамана оказалась стерилизующая жидкость для рук, на спиртовой основе, которую он мне и презентовал. Не раз выручала меня потом.

После перекуса едем уже по плохой дороге, чтобы оно там в желудке хорошо растряслось. А вот на нашем пути и первая авария – автобус с разбитым стеклом и остатки мотоцикла. Не разминулись.

За окном – гектары рисовых полей. Все это на болотистой местности – рису нужна влага. Да, басмати тут, конечно, отменный, не чета тому, что у нас в супермаркетах продается. У нас и не басмати, выходит, вовсе. Сплошное надувалово.

В 4 часа дня наконец выезжаем за пределы штата Уттар Прадеш и въезжаем в штат Уттаракханд, где собственно и находятся Гималаи, цель нашего путешествия.