С медведем Гризли )

С медведем Гризли )

Покупка Ситипасс, дающего право на посещение пяти достопримечательностей Торонто в течение 9 дней, предполагает осмотр зоопарка. Действительно, о многих чудесах Торонто ты узнаешь только находясь здесь, в частности, о том, что местный зоопарк – один из самых больших в мире.

Он покрывает площадь в 300 гектаров, это в сто раз больше, чем изначально запланированное под него место в 3 гектара. Зоопарк расположен в восточной районе Торонто, в Скарборо, и добраться к нему на метро не представляется возможности. Для того, чтобы добраться до него, необходимо выйти на станции Дон Миллз, и не выбираясь на улицу, пересесть на один из автобусных маршрутов объединенной транспортной системы Торонто, под номером 85.

Я выбрался на подземный уровень, в котором находилось не менее дюжины платформ, и после некоторых усилий обнаружил табличку с нужным номером. Автобусы сначала заезжают в подземный туннель с одной стороны, высаживают пассажиров, потом делают разворот и только после этого подъезжают к платформе для посадки. Билетов покупать не нужно, ты пользуешься правом на пересадку, купив жетон на метро. Возможно, нужны еще какие-то посадочные талоны, но я их не обнаружил, поэтому уселся просто так.

Путь наш лежал на восток, через десятки остановок по разным этническим кварталам, включая азиатские районы. Каждая остановка – через метров двести, их просто очень много. Роль Джи-Пи-Эс у меня выполняла затертая в нескольких местах карта города, по которой я сверял свой путь. К счастью, ошибиться было сложно и по той причине, что зоопарк был почти на конечной. В какой-то момент мой сосед сообщил, что данная разновидность маршрута (85-В) не идет до зоопарка, и мне придется пересесть. Вместе со мной сошли еще пять-шесть туристов, которые также направлялись посмотреть на зверюшек. Они сильно отличались от той узкоглазой массы трудящихся, которые преобладали в салоне во время поездки по китайским улочкам.

Мы переместились на соседнюю станцию, где через пять минут нас подхватил еще один автобус с теми же цифрами, но другой буквой – 85-D. Я подумал, что в Торонто нельзя быть в точности уверенным в направлении маршрута, и порадовался, что этот автобус доставляет нас почти к дверям зоопарка, на парковку, где уже расположились сотни машин.

Мой Ситипасс, проходной билет, позволил избежать очереди в кассу, но какое-то время мне пришлось выстоять – часов в одиннадцать зоопарк работает практически только на вход, и меня окружают десятки канадских семейств, с детьми разных возрастов.

Итак, вооружившись схемой-картой заведения, я отправился на осмотр. Надо сказать, что протяженность тропинок в зоопарке – около 15 километров. Только чтобы обойти зоопарк быстрым шагом, требуется два-два с половиной часа, а учитывая, что ты задерживаешься, чтобы осмотреть и сфотографировать животное в хорошем ракурсе, одного полного дня бывает недостаточно. Так и в моем случае – с 11 до 4 я сумел обойти примерно две трети зоопарка, не задерживаясь где-то подолгу, разве что один раз остановился, чтобы перекусить.

Большинство экспонатов демонстрируются в натуральной среде обитания, это сильно отличается от того зоопарка, что был создан на территории Торонто более века назад – тогда зверюшки демонстрировались в клетках с толстыми прутьями как экзотические чудеса. Теперь же все по-другому, каждому из 5000 представителей фауны здесь уделяется внимание и создаются максимально комфортные условия для жизни и размножения.

Здесь несколько закрытых павильонов, где в деталях воссоздан натуральный климат, включая температуру и влажность, тех же rainforests, дождевых лесов. Заходишь в такое помещение, и тебя обдает жаром и насыщенным влагой воздухом джунглей, на плечи садятся диковинные бабочки и птички, которые очевидно совершенно безопасны. Единственная опасность – они могут улететь – об этом гласит надпись на двери – «Закрывайте двери, чтобы экспонаты не вылетели на улицу».

Еще одна табличка сообщает о том, что в зоопарке находится самый опасный зверь на планете. Это так называемый «Мусорный Жук» — Litterbug. Этот жук – неряха-турист, который разбрасывает мусор и пищевые отходы, которыми могут подавиться или отравиться жители зоопарка. Надпись призывает пользоваться мусорными бачками и специализированными контейнерами.

Итак, зоны в зоопарке поделены в соответствии с регионами обитания. Так, идя по кругу, ты попадаешь сначала в Индо-Малазийскую зону, с бабочками и птичками, тут же публику забавляют суматрские орангутанги. Эти бесстыжие особи, покрытые коричневым мехом, на всеобщем обозрении занимаются половыми сношениями, причем с самым обыденным видом, я бы даже сказал, с некоторой скукой. Огромный размах рук позволяет им выполнять совершенно фантастические упражнения на перекладине. Небольшого размера самец забавляется с небольшой желтой игрушкой – уточкой, а самка расхаживает по клетке в куске синей шали, наброшенной на плечи.

Табличка указывает, что зовут эти прелестных шалунов Пуппе (родилась на Суматре в 1967 г., переводится «маленькая кукла», в торонтовском зоопарке с 1973 года), Рамаи («живчик», родился в зоопарке в 1985), Секали (переводится «Однажды», родился в 1985 году в зоопарке, первые полгода воспитывался людьми, поэтому очень общителен). Такие таблички очень умиляют, они показывают, как заботливо и бережно тут относятся к животным.

У клеток с большими животными, такими как орангутанги, гориллы, медведи – стенды с фотографиями, биографиями и даже генеалогическим деревом, если речь идет о семействах, не первое поколение которых живет в зоопарке. Тут даже указывается характер особи, мы, к примеру, узнаем, что одна из горилл родила своего первого ребенка тут в 1980 году, и не захотела за ним ухаживать, а вот к следующим троим отнеслась с должной заботой, а другая горилла не могла давать достаточно молока, и о новорожденных заботились работники зоопарка. Некоторые из горилл старше меня, им за сорок лет.

Отношение персонала к животным очень бережное, наполненное любовью. Кажется, что по-иному здесь и не принято – общий уровень культуры не позволяет.

Вот макака с львиным хвостом жует банан. Ее мордочка обрамлена пышной шевелюрой и бакенбардами. Малайзийский тапир замер в полудреме с блаженной улыбкой рядом с кучкой своих фекалий. Тут же большой индийский носорог, обрамленный панцирем. Вспоминается анекдот, где ребенок-носорог спрашивает у мамы, зачем у них такая броня? Она говорит – Ну чтобы от врагов в джунглях защищаться. А малыш говорит – Но я не понимаю, зачем нам весь этот тюнинг в зоопарке?

А вот так называемый рыжий речной кабанчик с волосатыми ушами, пятачок шарит по земле. Далее – величавый слон, кобра с выразительными глазами, ленивый бегемот, лемурское семейство, свернувшееся калачиком.

Черепаха, у которой панцирь состоит из одних горбов – прямо горный порог. Далее – пигмей-гиппопотам, это такая бегемотная разновидность гораздо меньшего размера. Потом – Западная полевая горилла с грустным, задумчивым взглядом. Научное название у нее очень странное – горилла горилла горилла. Вот уж не откажешь в изобретательности ученым. Вес их достигает двухсот килограмм.

У закусочных, которых по всему зоопарку насчитывается с десяток, между жующими туристами туда-сюда ходят важные павлины. Трудно представить, чтобы вопреки правилам их никто не кормил. И люди и животные спокойно ходят по газонам, никто никого не гоняет.

В павильоне с пингвинами служащие зоопарка носят питомцам рыбу и кормят из рук. Кормежкой также пользуются птицы, которые также чувствуют здесь себя в своей тарелке.

Понравились вольеры с жирафами, да и не вольеры это – большая открытая территория, где длинношеи свободно пасутся и щиплют травку, нагибаясь прямо к зрителям. Это касается многих мест, к которым можно подойти с разных сторон, где-то заглянуть через стекло, где-то пройти сверху по мостику.

В африканской части в небольшой хижине даже расположено что-то вроде музея, где служительница приглашает посмотреть на какие-то рога и шерсть, рассказывает о первопроходцах, показывает какие-то документы.

Отдельного внимания заслуживают медведи гризли. Их тут парочка, они помещены в очень просторный вольер за бронестеклом. Можно спокойно подойти прямо к стеклу и поснимать, как один из них вальяжно, вперевалочку двигается по территории, то скрываясь за холмиком, то подходя к ручейку. Какой-то разговорчивый турист, прижившийся в Канаде китаец с семьей, сфотографировал меня на фоне скульптуры гризли. Мы несколько раз встречались с этим китайцем в разных частях зоопарка, он даже начал меня напрягать своими разговорами.

Медведи находятся на территории канадских и американских животных, наряду с бизонами и жителями прерий, включая коршунов и грифонов. Я не брал зоомобиль, это такой паровозик, который каждые пятнадцать минут объезжает основные зоны зоопарка, без него пожилым туристам и не справиться с огромными расстояниями. Скажем, по тропинкам с территорий африканских саванн до канадских национальных животных мне пришлось идти около двадцати пяти минут.

Но самая забавная походка – у дикобраза. Тот постоянно перекладывает центр тяжести справа налево при каждом шаге, такой себе маленький увалень.

Огромный вольер выделен белым медведям, тут к ним можно подобраться с разных сторон. А вот на территорию панды я не попал – там шли какие-то подготовительные работы. Снаружи – трогательные фотографии из жизни белых медведей, особенно умиляет одна из них, где новорожденный мишка в руках ученого из зоопарка выглядит совсем как человеческий младенец. Это ноябрь 2011, 42 день после его рождения, у него недавно открылись глазки и начали прорезаться зубки. Он только начал общаться с людьми.

Целый регион в зоопарке выделен детям. Мне так и не удалось до сюда добраться – время близилось к четырем, зоопарк к этому времени уже закрывается.

Очень забавные чаши для пожертвований стоят в некоторых павильонах. Ты бросаешь монетку в специальную щель-монетоприемник, она по желобку падает на внутреннюю поверхность чаши и двигается по спирали на ребре, описывая все более узкие круги. Этот звук катящейся монетки завораживает, удерживает внимание, все стоят как зачарованные, пока наконец монетка не опускается до горловины, где, сделав несколько финальных вращательных движений, проваливается в копилку. Так и хочется бросить доллар-другой.

Из зоопарка я выходил уже ближе к закрытию. Толпы туристов проходили через турникет и отправлялись к своим машинам. На удивление конечная остановка общественного транспорта была почти пуста, я без труда занял место у окна. Обратный путь в Ричмонд Хилл занял около полутора часов.