Мост Александра

Мост Александра. Фото А.Радича

Мы плывем на кораблике вдоль по Сене. Более романтичной поездки и не придумаешь. Мимо тебя проплывают величественные дворцы, современные музеи искусств (дОрсей), места заключения и казни Марии Антуанетты, НотрДам, Большой и Малый Дворцы… Лица остальных пассажиров мечтательны, тут и там парочки совершенно разного возраста и происхождения обнявшись глядят на всю эту красоту. Мы минуем Парижские мосты, один за другим — НотрДам, СенМишель, Каррузель, ПонтНеф, Мост Инвалидов, Мост Искусств, Мост Александра («понт» с французского — «мост», поэтому мы увидели немало «понтов»), подплываем к острову Сите, к месту встреч художников и артистов, разворачиваемся и плывем обратно, все ближе и ближе к Эйфелевой башне, которая так и просится в кадр. Видеокамера и фотоаппарат работают по очереди – потом останется только выбрать наиболее удачные снимки.

Париж – это женский город, с цветами в ее волосах

Генри ван Дайк

Парижанам недосуг заниматься организационными вопросами

Я думаю о том, какое же общее впечатление произвели на меня парижане. Пожалуй, они неторопливы, вежливы, спортивны, грамотны и обладают огромным творческим потенциалом. Их невозмутимость принимает иногда извращенные формы – вот ты хоть кол на голове теши, а они не будут заниматься усовершенствованием системы продажи билетов и приема туристов – везде очереди и хаотичное движение. Эта неорганизованность проявляется во многих мелочах, и на Эйфелевой башне, и в Версале, и в Лувре. Казалось бы, найдись хоть один заботливый организатор, и жизнь туриста станет в несколько раз легче – со всеми этими билетами, указателями и очередями. Но нет! Все и так всех устраивает. И если для украинских организаторов подобное поведение является следствием национального пофигизма, то во Франции это скорее обусловлено мечтаниями о высших материях – им просто недосуг заниматься мирскими делами.

100-процентная образованность

Образованность во Франции и в Париже в частности близка к 100 процентам, и если кто-то и портит статистику, так это заезжие, иммигранты. Любовь к чтению, к просмотру качественного кино и любованию картинами талантливых художников пронизывает все парижские организмы, от мала до велика. У книжных магазинов «не зарастет народная тропа», люди копошатся возле полок, с горящими глазами листают страницы художественных и публицистических произведений, сидят под Эйфелевой башней на травке, или с книжечкой, или с блокнотиком, и занимаются либо чтением, либо сочинительством, либо рисованием.

Лямур Тужур, Мон Амур

Вежливость французов невозможно не заметить. Везде эти Сильвупле и Мерси, («покачивая перьями на шляпах, судьбе не раз шепнем Мерси Баку!»), а когда Вы заходите в магазин, Вас обязательно поприветствуют Бон Жур, или Бон Суаре. Этикет вежливого поведения в обществе здесь прививают с пеленок, и в результате почти каждый в Париже культурен и подчеркнуто утончен, при этом такой мегавежливый персонаж зачастую как накрашенная кукла в кабаре Мулен Руж – под килограммом грима не видно истинного лица. Французы не раскрываются перед посторонними, им неведома страсть русского человека распахивать душу перед каждым встречным, за которым оказался волею судьбы за одним столиком в кафе или, тут уж ничего не попишешь! – в одном купе в поезде. Парижане ведут себя натурально только в узком семейной кругу. Такова традиция.

Ты в ответе за тех, кого приручил

И несмотря на то, что французские подданные прославились по всему миру как неудержимые романтики и донжуаны, их отношение к браку очень практично. Обязательно рассматриваются статусы обеих сторон, доходы, обязанности. Внутри семьи также у каждого строго определенная ответственность и роли, которые нужно неукоснительно соблюдать и подчиняться этикету, чтить старших и поддерживать во всем зависимых от тебя («Ты в ответе за тех, кого приручил»).

Не меняют размер штанов из года в год

Не могу не отметить и подтянутость, спортивную форму нации. По утрам и вечерам прямо в центре Парижа полно бегунов, кто трясцой, а кто и галопом, в красивом спортивном комбинезоне и в наушниках, с невозмутимым видом бодро двигается по улочкам. Несмотря на безраздельную любовь к еде, французы умудряются держать себя в форме. У меня дома где-то валяется книжица «Почему французам не нужны диеты». В ней автор доказывает, что если есть в меру, именно столько, сколько требует организм, то можно не придерживаться никаких диет, и всегда будешь стройным, не наберешь целлюлита, не будешь менять размер штанов каждые пару лет, в сторону увеличения, естественно. И если где-нибудь в Америке ты можешь лишь присвистнуть при виде многих граждан «Ой, эко его разнесло!» (кстати, не касается Канады – там люди тоже подтянуты), то в Париже толстые люди как-то не видны – словно невидимый режиссер уже провел кастинг и отсеял почти всех толстяков.

Можно обойтись и без авто

Во Франции до сих пор не в каждой семье есть автомобиль. И даже в Париже не у всех имеется четырехколесный друг, хотя многие могут с легкостью его себе позволить. Горожане не заморачиваются с престижем красивой езды, передвигаются либо пешком, либо на велосипеде (здесь на многих улицах специально выделенные велосипедные дорожки, и Вы можете воспользоваться общественными велосипедами повсеместно), либо на метро (система метрополитена очень развита – практически куда угодно можно добраться подземным транспортом).

В городе, как и в человеке, все должно быть прекрасно…

И вдобавок люди в Париже творческие, это обязательный атрибут, налагаемый статусом. Так, в Одессе у человека должно быть чувство юмора, москвичи должны постоянно куда-то бежать и торопиться, баварцы должны пить пиво, если какой-то город в России и обладает похожим на Париж духом креатива и высокохудожественного вкуса, так это разве что Петербург. Для парижанина все должно быть утонченным, включая собственную одежду, еду, окружающие его звуки, людей, животных, строения. Если что-то мозолит его глаз или ездит по ушам, он не будет терпеть. В анекдотах если белорус сел на стул, в котором торчит гвоздь, он лишь примет это как должное – «А может так оно и надо», то парижанин не сядет на стул, если он обладает несовершенной формой, нет аккуратного, радующего глаз изгиба, нет достаточно хорошей обивки, или ему попросту не нравится его цвет.

«Любить различия» — гласит надпись на одной из внутренних стен галереи Лувра. И сейчас Париж являет собой смешение разнообразных строений и стилей, культур и вкусов. И тем не менее красной нитью через все это проходит какой-то высший стандарт, которому должно соответствовать все. Практически все.

Парижане очень гордятся своим городом. Они по возможности пытаются внести свою лепту в его величие. Кто-то делает это с великим энтузиазмом и успехом, взять тех же Людовика Четырнадцатого, Наполеона, Эйфеля. Кто-то добавляет чуточку здесь, чуточку там по крупицам, и мы видим плод усилий миллионов людей, отработавших над общими идеями и сделавшими Париж таким, каким мы видим его сегодня – самой популярной туристической столицей мира.